samoswat
Так может, режиссёр сконцентрируется на драме, в которой и вольный дух Сечи, и сыновний долг, и бурса в ополяченном Киеве, и семиты против антисемитов, и ляхи против русских, и турки, и татары, и воспоминания старого реестрового полковника.
Но нет, из всего этого разнообразия сюжетов и персонажей на чуть более крупный мазок хватило лишь самому Тарасу да почему-то жиду Янкелю, который колоритом обошёл даже старого полковника.



А литературные изыски, будучи один в один переложенными на экран, производят комическое впечатление. Так трижды повторяемое отклонение куренной булавы и затяжное поливание жидкими спецэффектами смотрится клоунадой, а троекратно же повторяемый вопрос во время битвы про «есть ли ещё порох в пороховницах» — воспринимается зрителями натуральным классическим «летят самолёты — привет мальчишу, плывут пароходы — привет мальчишу, а пройдут пионеры — салют мальчишу».


В общем, просмотр фильма целиком ничего так и не разъяснил. Что хотел сказать режиссёр, осталось загадкой. Всё распалось на мозаичные фрагменты Боярского без шляпы, пыток Вдовиченкова, форм панночки, разрозненных воспоминаний и речей Тараса и тех двух панорамных сцен, которые и живописуют в итоге широкий украинский простор. Что хотел сказать Гоголь, к финалу уже вообще растворилось в двадцати пяти миллионах долларов.

Аминь. Смеялся долго, все правда :)